Ханну Койстинен (Hannu Koistinen, 52 года) с недоверием смеется.

«Хотите сказать, я буду „летчиком»?»

Ханну Койстинен, Микко Раск (Mikko Rask) и Моона Ахо (Moona Aho) занимаются на хельсинкском побережье акройогой.

Один человек выполняет функцию базы, «бэйс». Он лежит на спине с поднятыми вверх ногами и руками. Второй человек — летчик, «флайер». Он выполняет разные элементы и принимает разные позы с опорой на руки и ноги бэйса. Третий человек — поддержка, «споттер», который следит за безопасностью и правильностью выполнения элемента.

Раск и Ахо только что показали Койстинену новый элемент — «стрекоза». Раск предлагает Койстинену попробовать.

Еще в 40 лет Койстинен не смог бы себе представить, что будет выполнять такие сложные движения в парной акройоге.

Койстинен — генеральный директор и дизайнер семейной фирмы «Койстинен кантеле» (Koistinen Kantele). Он живет в общине Ряаккюля и в Хельсинки. Иногда рабочий день может длиться 16-18 часов, а в рабочих поездках приходится проезжать до 50 тысяч километров в год.

Койстинен провел в своей мастерской много лет, страдая от мышечных зажимов в плечевом поясе и от ишиаса. В молодости он ходил на лыжах по лесу, но в основном жил по принципу «тело нужно для того, чтобы голова на чем-то держалась».

В 2012 году семья Койстинена распалась, и он решил изменить свою жизнь. Койстинен начал выполнять силовые упражнения, и боли исчезли.

В конце 2016 года он поехал в лагерь, где занимались акробатической йогой. Спустя несколько месяцев он познакомился на тренировке с известным голландским специалистом по акройоге. После непродолжительной беседы он предложил: «Выполним какой-нибудь элемент?»

«Мы были знакомы всего 15 минут, а я уже стоял вниз головой как свеча, опираясь на его руки. Настоящее безумие! И как я смог настолько довериться новому человеку!»

В этом виде йоги Койстинену нравится чувство общности. В одиночку ничего не достичь, только вместе с другими.

Койстинен не отрицает, что люди стареют, у всех появляются возрастные ограничения. Но сейчас Койстинен чувствует себя отлично: он в гораздо лучшей форме, чем в 30 лет.

«Теперь мне легче сосредоточиться и легче общаться».

Койстинен опирается на ноги Райски и начинает «летать» — по инструкции.

Движения в акройоге — непрерывная совместная работа. Рука опирается на руку, «летчик» опирается на ноги «бэйса», третий человек следит за правильностью выполнения элементов.

Сначала прорабатывается ряд одних и тех же движений: Койстинен на животе, ему нужно перевернуться и сесть на ступни Раски. Он падает на землю и смеется.

Только после многочисленных попыток движение ему удается. Мужчины пожимают друг другу руки и обнимаются.

КонтекстHS: наши воспоминания могут нас обманыватьHelsingin Sanomat04.01.2020Quanta Magazine: как микробы влияют на чувство страхаQuanta Magazine09.12.2019The Guardian: можно ли воспитывать робота как человекаThe Guardian24.11.2019Aeon: мозг человека зависит от его пола? Или наоборот?Aeon Magazine11.10.2019

Когда профессор-исследователь Хельсинкского университета Минна Хуотилайнен (Minna Huotilainen) начала в 1990-е годы работать нейрохирургом, представления о мозге и учебном процессе были совсем другими.

«Тогда считалось, что структура мозга определена генетически, и что человек использует все его возможности, чтобы выжить», — говорит Хуотилайнен.

«Сейчас это звучит так же странно, как если бы кто-нибудь сказал, что он не может тренироваться, потому что у него генетически очень мало мышц».

К примеру, врожденный талант к музыке при исследовании мозга обнаружить не удалось. Однако эффект от занятий музыкой на мозге отражается.

Из школы многие помнят, что у взрослых людей новые нейроны не появляются. Но на данный момент известно, что, к примеру, сильная физическая нагрузка способствует выработке мозговых клеток в любом возрасте.

Также известно, что освоение новых навыков делает мозг более гибким.

В опубликованном в 2004 году исследовании взрослые люди учились жонглировать тремя мячами. МРТ головного мозга показал, что тренировки на протяжении трех месяцев изменили структуру мозга и увеличили объем серого вещества в мозге. Когда испытуемые прекратили тренировки, прирост сократился в течение трех месяцев более чем на половину.

В долгосрочной памяти знания и навыки находятся в нейронных сетях. Выученное за день мозг обрабатывает во время сна. Результат будет лучше, если отрабатывать новый навык по часу в день в течение пяти дней, а не за пять часов в один день.

«Изучение теоретической дисциплины и выработка моторных навыков на удивление похожи», — говорит Хуотилайнен.

Нейробиологи полагают, что отработка моторных навыков тоже развивает внимательность, память и навыки обучения. Тренируясь делать сальто, вы развиваете и другие свои способности к обучению.

Ограничения в обучении во взрослом возрасте часто оказываются только у нас в голове: мол, гимнастикой надо было начать заниматься в детском возрасте, сноуборд нельзя осваивать в таком пожилом возрасте.

«У многих самовосприятие затмевает объективную оценку навыков человека», — говорит лектор по педагогике физической культуры, доцент Университета Ювяскюля Тимо Яаккола (Timo Jaakkola).

Яаккола исследует преподавание физической культуры. Он говорит, что периодов, после которых освоение каких-нибудь новых навыков становится невозможным, не существует.

Мышечная сила достигает своего пика в 25 — 30 лет. С возрастом дееспособность и подвижность ослабевают, но тренировки могут улучшить результаты и в более взрослом возрасте. Мышечная ткань сохраняет приспособляемость, и даже 80-летний человек может стать сильнее.

Моторные навыки — например, освоение нового вида спорта — можно развить в любом возрасте, если у вас нет травм. Полученный однажды навык сохраняется. Если в молодости вы могли делать колесо, то этот навык вполне можно будет восстановить в более позднем возрасте.

«Важны повторения на физическом уровне, — говорит Яаккола. — Но с точки зрения психологии обучение у взрослых проходит совсем иначе, нежели у детей».

Когда ребенок учится кататься на коньках, он очень часто падает и всегда поднимается. 40-50-летний человек не может падать настолько часто. Многие взрослые учатся с большей осторожностью, стараясь избегать неудач. И это вполне разумно, если за десятилетия сидения за компьютером ваше тело стало менее гибким.

В любом возрасте тренировки должны быть разнообразными.

Взрослому легко дается то, что связано с усвоенной ранее информацией, говорит профессор-исследователь Минна Хуотилайнен. С возрастом становится все тяжелее запомнить информацию, которая ни с чем не связана.

Навык освоения фонетики иностранного языка начинает ослабевать еще в раннем возрасте. Во взрослом возрасте уже очень тяжело и порой даже невозможно научиться звучать как носитель языка.

В остальном изучение языков во взрослом возрасте проходит эффективнее, чем в молодости. Голова не переполнена разными языками, и освоить новый язык легче, чем раньше — с опорой на уже изученные языки.

«Обучение всегда основано на укреплении связей между нейронами, возникновении новых связей и устранении других связей», — говорит Хуотилайнен.

«Для того, чему человек уделяет тысячи и тысячи часов, мозг выделяет дополнительный ресурс».

Развитие разных навыков поддерживает память. У пожилых людей заметна четкая связь между физическим состоянием и состоянием мозга.

80-летняя Лииса Линдгрен (Liisa Lindgren) из города Эспоо очень хорошо помнит один день, который был целых 70 лет назад.

В первом классе школы был экзамен по пению. Руководитель церковного хора играл на фисгармонии, Линдгрен пела перед всем классом.

«Кантор при всех сказал, что я не умею петь, у меня нет голоса и мне больше не стоит приходить на экзамены».

Много лет Линдрен лишь молча открывала рот, когда все пели вместе на праздниках. И все же у нее была мечта: когда-нибудь она все-таки хотела научиться петь.

Семь лет назад она увидела по телевизору лекцию доктора музыки Авы Нумминен (Ava Numminen). Она рассказывала, как любой человек может научиться петь.

Линдгрен покупала диски с видео для караоке, но у нее мало что получалось. Она записалась на курс Нумминен, чтобы тренировать звуки и учиться расслабляться. Она стала петь в открытом церковном хоре и встретилась с преподавателем пения Кристой Пелликка (Krista Pellikka).

«Меня вдохновил стиль преподавания Кристы, и я спросила, дает ли она частные уроки. Оказалось, что мы живем рядом, и я ходила заниматься к Кристе домой».

Пелликка рассказала о занятиях пением в вечерней школе в Эспоо. Сейчас Линдгрен занимается в школе уже шесть лет.

Пелликка преподает взрослым, которым очень нравится петь. Она говорит, что некоторые музыкальны от природы, другие идут более сложным путем, но научиться петь способны все.

«Сначала мы все вместе распеваемся, чтобы каждый поверил в свой голос. Не нужно сравнивать себя с оперным певцом, у каждого из нас вполне хороший голос, — говорит Пелликка. — Музыкальный слух можно улучшить, а если вы не попадаете в ноты, это можно исправить».

Невозможность понимать музыку, то есть амузия, встречается редко. В таком случае человек не может воспринимать музыку без слов и не получает удовольствия от прослушивания музыки.

Проблемы с голосом связаны с нехваткой занятий.

Пение состоит из элементов, которые важно прорабатывать: дыхание, поза, расслабленность. Поэтому на занятиях разминаются и поют гаммы.

Пока Линдгрен не решается петь сольно, но она выступает вместе с группой на праздниках. Она отрабатывает вокальные гармонии и занимается двухголосным пением.

«Пение положительно повлияло на мое дыхание и ритм. Пение приносит мне радость, я ощущаю себя гораздо моложе».

На учебу нужно время. У детей и молодежи больше времени на занятия.

Бегун на длинные дистанции Лаура Маннинен (Laura Manninen, 46 лет) пошла на первую тренировку, когда ей было уже за 30. Раньше она не занималась спортом. В 37 лет она завоевала золото на чемпионате Финляндии на дистанции десять километров.

Художница Элен Дауни (Helen Downie) начала рисовать в 48 лет. Она начала публиковать свои работы в Инстаграме, представившись «Неумелым художником» (Unskilled worker).

Художница, которая два года училась рисовать самостоятельно, начала получать заказы — в том числе и от дома моды «Гуччи» (Gucci). Ее произведения выставляются в галереях по всему миру.

Истории успешных людей, которые начали развивать какой-то навык уже во взрослом возрасте, очень воодушевляют — но они скорее являются исключением. В более позднем возрасте тяжело достичь значительных успехов из-за нехватки времени.

В 1990-е годы шведский профессор психологии Андерс Эриксон (Anders Ericsson) изучил работу профессионалов разных сфер и пришел к выводу, что они целенаправленно занимались по меньшей мере 10 тысяч часов. Это примерно три часа в день на протяжении десяти лет.

Теория поразительно проста. Однако это правда: мало кто может стать профессионалом без долгих занятий.

Научно зафиксированные различия в процессе обучения взрослых и детей можно частично объяснить количеством занятий.

Нейробиолог Минна Хуотилайнен отмечает, что взрослые продвигаются в музыке медленнее, чем дети и молодежь. Однако если в исследовании учитывать время, уделенное занятиям, различий в успешности обучения будет меньше.

Зимой 2017 года второй пилот Пекка Пухакка (Pekka Puhakka) впервые поднялся в воздух за штурвалом самолета авиакомпании Finnair. Ему было 39 лет.

«Впечатления на всю жизнь! Раньше я занимался только на симуляторе и теперь волновался: как все пройдет в настоящем самолете?»

Последнее время он летает на самолете Airbus 320 в страны Европы и выполняет внутренние рейсы по Финляндии.

Пухакка сменил профессию и воплотил мечту своего детства.

«В лицее мне пришлось носить очки. Тогда я думал, что для пилота это недопустимо».

На прошлой работе он разрабатывал системы для погодного радара. Он получил образование в области физики и технической сфере.

Статьи по темеScientific American: изучаем сверхчеловеческие возможностиScientific American13.09.2019Tiscali: чем дальше, тем мы глупееTiscali.cz19.07.2019New Yorker: у психиатрии трудная историяThe New Yorker31.08.2019New Yorker: каждый шестой американец пьет антидепрессантыThe New Yorker01.09.2019

В период трудовой жизни человека обучение чему-нибудь новому считается абсолютно естественным. Согласно исследованию финского фонда Sitra, шесть из десяти людей трудоспособного возраста меняли профессию или сферу деятельности.

Многие боятся неудачи в связи с тем, что идут к своей цели «непрямым путем». В своем новом труде «Широкий диапазон» (Range) журналист-исследователь Дэвид Эпштейн (David Epstein) не соглашается с этой позицией.

Опираясь на различные примеры и исследования, Эпштейн говорит, что специалисты, прошедшие через трудности, способны предложить своей сфере больше идей, знаний и навыков, чем те, кто шел по «прямому пути». Его выводы успокаивают: опыт, приобретенный ранее, никогда не бывает напрасным.

Пекка Пухакка начал идти к своей мечте, занимаясь после основной работы. Сначала он получил лицензию на управление частным самолетом, затем — образование профессионального летчика.

В 2012 году он отправился на стажировку в Finnair. Он получил образование третьего пилота, который работает в длительных рейсах в период отдыха капитана и второго пилота.

Позже он получил образование второго пилота Finnair на аэробусах.

В процессе обучения нужно было изучить много теории и устройство самолетов. Прежде чем управлять настоящим самолетом, нужно совершить десятки полетов на симуляторе. После прохождения обучения необходимо совершить несколько учебных полетов в паре с капитаном.

Finnair предлагает обучение на пилотов широкой аудитории: стать пилотом могут и обычные люди всех возрастов. «Суперспособности» или «лазерное зрение» не требуются, во время отбора изучают физические способности и черты характера. Мало кто приходит на обучение с разрешением на управление летательным средством. На второго пилота можно выучиться примерно за два года.

В дальнейшем Пухакка хотел бы получить образование капитана.

«Сидя за штурвалом, я думаю о том, что управляю самолетом настолько хорошо, насколько мне позволяют мои навыки и образование. Я не думаю о том, есть ли в самолете пассажиры или груз. Работу в любом случае нужно выполнять хорошо, и лишний стресс здесь не нужен».

Пухакка считает, что в более молодом возрасте разные моторные навыки можно было бы освоить быстрее. В изучении теории и строения самолета помогла предыдущая работа.

По мнению Пухакка, в смене профессии важна мотивация. Проработав какое-то время, знаешь о себе и о своих целях больше, чем в более молодом возрасте. Больше не думаешь о том, стоило ли заняться чем-то другим.

Источник: inosmi.ru

Добавить комментарий