Источник: forbes.ru

В предновогоднюю пятницу 27 декабря 2019 года богатейшая на тот момент женщина страны Елена Батурина была объявлена в федеральный розыск. Это было частью атаки, которую ведут против вдовы Юрия Лужкова финансовый управляющий ее брата Виктора и инвестиционная компания А1 Михаила Фридмана и его партнеров. Пока речь идет о взыскании с нее 13,3 млрд рублей за «пропавшие» 25% компании «Интеко», которая сделала Батурину долларовым миллиардером. Forbes попытался разобраться в этой семейной драме, начавшейся в «лихие 90-е».

Семья с особенностями

В последние 10 лет жизнь многолетнего лидера рейтинга богатейших россиянок по версии Forbes и одной из самых влиятельных женщин страны Елены Батуриной несколько раз менялась. В сентябре 2010 года президент Дмитрий Медведев отправил Юрия Лужкова в отставку в связи с утратой доверия и Батурина с дочерями была вынуждена спешно покинуть страну. Продав «Интеко» Микаилу Шишханову, «осталась с кэшем». Потом были повестки от Следственного комитета, который вызывал Батурину в качестве свидетеля по делу Банка Москвы, а она опасалась приехать в Россию.

И Батурина, и Лужков не раз связывали свои сложности с Дмитрием Медведевым, который якобы просил Лужкова поддержать его выдвижение на второй срок, а получив отказ, начал мстить. В Россию Батурина ненадолго приехала только в июне 2012 года, сразу после знаменитой майской «рокировки», когда президентом страны вновь стал Владимир Путин.

В декабре 2019 года Лужков скончался в Мюнхене, и буквально через несколько дней районный суд Элисты объявил Батурину во всероссийский розыск. Розыск отменили уже в январе, но неприятности на этом не кончились. Вызов Батуриной бросила компания А1. «Была устроена атака с использованием необоснованных требований Виктора Батурина и его финансового управляющего, поддерживаемая А1 Михаила Фридмана», — заявил пресс-секретарь Батуриной Геннадий Теребков.

«А1 занимается инвестированием в том числе и в сложные случаи, в корпоративные споры, где одна из сторон не имеет возможности защищать себя. Это наш профиль, — сказано в ответах пресс-службы А1 на вопросы Forbes. — По жизненным обстоятельствам реализовать права требование долга к Елене возможности у Виктора не было. А мы, изучив документы, согласились, что основание требовать долг у него действительно есть».

«На меня будто плита упала»: миллиардер Татьяна Бакальчук о том, как деньги изменили жизнь богатейшей женщины страны

«Нужно понимать особенности этой семьи, Елены и Виктора Батуриных, — рассказывает бывший сотрудник одного из них. — Мне иногда казалось, что они кайф ловили от этой войнушки. То исками друг друга закидывают, то снова дружат». Но начиная с 2006 года о дружбе уже речи не идет. С тех пор каждый раз, когда в жизни Батуриной наступала черная полоса, масла в огонь подливал брат. А Виктор Батурин своими неприятностями, например, тюремным заключением, тоже был обязан сестре.

Ранние годы «Интеко»: альтернативная версия

Если верить Виктору Батурину, своим успехом в первые годы компания жены Юрия Лужкова обязана не бывшему мэру Москвы и не деловой хватке Елены, а в основном Виктору. «Компания «Интеко» была зарегистрирована в 1991 году, — рассказывает он. — Поскольку я не разделял себя и сестру и у нас были очень хорошие взаимоотношения старшего брата и младшей сестры, я распределил акции компании 50 на 50 между нами». По словам Батурина, в первые годы оперативным управлением компанией занимался только он. «До 2004 года Елена Николаевна приходила на работу не каждый день на 2-3 часа и общалась там по большей части с Шалвой Чигиринским, офис которого находился в нашем здании», — излагает Батурин.

По его словам, именно он впервые занялся строительством, участвуя в возведении в столице Калмыкии Элисте «Города шахмат» («Сити-чесс»). Этот малоэтажный городок был построен к прошедшей в 1998 году в Элисте 33-й шахматной олимпиаде (на тот момент президент Калмыкии Кирсан Илюмжинов много лет возглавлял FIDE). В 2001 году «Интеко» купило один из трех крупнейших домостроительных комбинатов Москвы ДСК-3, способный производить до полумиллиона метров панельного жилья в год. « В 2001 году ко мне обратилась вдова директора ДСК-3 [Юрия] Свищева с предложением приобрести контрольный пакет предприятия, — рассказывает Виктор Батурин. — Несмотря на отрицательное отношение моей сестры к сделке, я приобрел компанию без согласования, за что потом подвергся критике с ее стороны».

«Независимо от личного статуса и богатства человек должен иметь возможность защищать себя»

«Вдова Свищева предложила нам акции. В общем, достаточно случайный фактор», — рассказывала Батурина о той сделке в интервью Forbes в 2004 году. По словам ее представителя Геннадия Теребкова, «решение о сделке принимала Елена Николаевна Батурина, учитывая, что ей и принадлежащей ей компании необходимо обеспечивать выполнение условий данной сделки». Так или иначе, сделка была совершена очень вовремя: в 2001 году крупные строительные компании Москвы создали Московский строительный союз и стали сами вкладывать деньги и продавать квартиры. Девелоперский бизнес был гораздо более прибыльным, чем просто генподрядный.

Елена Батурина. Моя Москва

В 2002 году компания жены московского мэра купила крупного производителя «Осколцемент» за $90 млн — тогда это казалось очень высокой оценкой. «На одном из мероприятий меня познакомили с владельцем инвестиционной компании «Атон» Евгением Юрьевым, — рассказывает Виктор Батурин. — «Атону» тогда принадлежал Старооскольский цементный завод. Я предложил большую цену, на что Юрьев сказал, что у меня есть буквально несколько дней на закрытие сделки. Не имея достаточных для приобретения завода средств, с целью привлечения заемного финансирования в крайне сжатые сроки я отправился на дачу к сестре Лене и просидел там до ночи. Мне удалось убедить ЮМЛ (Юрия Михайловича Лужкова — прим. Forbes) в необходимости приобретения завода, несмотря на крайне отрицательное мнение по данному вопросы моей сестры. После этого в течение пары дней от Банка Москвы был получен кредит на приобретение завода».

В 2005 году, когда цены на цемент за последние три года удвоились, Батурина продала цементный бизнес «Евроцементу» за $800 млн. Незадолго до этого был продан группе ПИК «ДСК-3» за $300 млн. В 2004 году Елена Батурина с состоянием в $1 млрд вошла в рейтинг Forbes. Бизнесмены и чиновники, с которыми журналисты Forbes на протяжение многих лет обсуждали деятельность Батуриной и «Интеко», описывали ее резкий характер и жесткую манеру ведения дел, склонность насильно «влезать» и отбирать прибыльные проекты — но никогда не упоминали о ее брате.

Интервью, которого не было

В январе 2006 года в газете «Бизнес» вышло интервью с Виктором Батуриным, в котором есть такая фраза: «В «Интеко» у меня 1% акций, остальное у Елены, а в «Интеко-агро» нам с сестрой принадлежит по 50%. Я сам лично поддерживал шаги, связанные с резким увеличением процента акций у Елены». Сегодня бизнесмен утверждает, что никогда такого интервью не давал. Автор материала журналист Элеонора Пахомова, которая уже после 2006 года несколько лет работала пресс-секретарем Батурина, отказалась от комментариев. Газета «Бизнес» закрылась, но интервью сохранилось в архивах.

Как 50% превратились в 1%? В 2000 году Виктор Батурин развелся с женой Натальей и отдал ей половину от своих акций «Интеко», то есть 25%. Однако уже в 2001 году, если верить реестру акционеров «Интеко», на собрании акционеров присутствовали и голосовали Елена Батурина (75%) и Наталья Батурина (25%).

«В то время его образ жизни мог вызывать опасения, что может быть нанесен вред компании. Он согласился и передал акции Елене», — говорит Геннадий Теребков. Сведения об этом были внесены в реестр акционеров 25 июня 2001 года. Позже Елена выкупила долю Натальи, а 28 мая 2002 года Батурин получил 600 акций (1%). «В России действуют очень строгие правила деятельности монопольных компаний, — озвучивали показания Елены Батуриной в Земельном суде города Инсбрука. — Чтобы их «обойти», мой брат… получил в 2002 году 1% компании. За это он заплатил 18 000 рублей. Затем в 2006 году я перекупила у него этот 1%, и мой брат получил за это полмиллиарда рублей». Такая конфигурация зафиксирована и в ЕГРЮЛ по состоянию на 13 сентября 2002 года.

«Батурины кайф ловили от этой войнушки. То исками друг друга закидывают, то снова дружат»

«Реестр акционеров вплоть до его передачи профессиональному реестродержателю вела сама Елена Батурина, которая имела возможность самостоятельно вносить в него любые сведения, — отвечает пресс-служба А1. — Никаких подтверждающих документов (договор, передаточное распоряжение) Елена ни в одном суде не представила». Рассматривая дело о банкротстве Батурина, 16 Арбитражный апелляционный суд в Ессентуках признал, что реестр акционеров «Интеко» велся с нарушениями, потому что в нем не указано, на основании каких документов (договор купли-продажи или что-то другое) произошла смена владельцев акций.

Юристы Батуриной в судах говорят об устном договоре дарения. «Никакого устного договора дарения мною акций не было и быть не могло, — говорит Виктор Батурин. — Это выдумки, не имеющие логического объяснения. Сестра заявляет, что сделка была исполнена вообще без документов, как будто ее предметом была коробка конфет или небольшой памятный сувенир. Не представляю, как можно взять и подарить акции такого большого предприятия, как «Интеко», не оформив это никак вообще».

До 2006 года Батурин работал в «Интеко», имел кабинет, служебную машину и телефон. Он присутствовал на собраниях акционеров и подписывал их протоколы, в которых сказано, что ему принадлежит 1% акций. «Протоколы собраний Виктор Батурин подписывал в той форме и с тем содержанием, которые предлагала сама Елена Батурина, — заявляют представители А1. — Он не проверял и не спорил с содержанием, зная, что является 25% акционером».

«Я сидел на хозяйстве, — говорил Виктор Батурин в интервью Forbes, рассказывая об этих временах. — Естественно, я готовил доклады сестре». К лету 2005 года «Интеко» продала цементные активы и ДСК-3, выручив около $1 млрд, и начала скупку акций Сбербанка, «Газпрома» и «Роснефти» на десятки миллиардов рублей. Внезапно в январе 2006 года пресс-служба «Интеко» распространила официальное заявление Батуриной, в котором говорилось, что «Виктор Батурин с декабря 2005 года оставил пост первого вице-президента компании и не уполномочен представлять интересы компании и делать заявления от ее имени».

«В 2005 году я очень серьезно заболела, — рассказывала Батурина спустя много лет в австрийском суде. — Лечение продолжалось примерно шесть месяцев. Во время моего отсутствия мой брат все больше включался в дела компании. Когда осенью я вернулась в компанию, то вынуждена была констатировать, что он перечислял крупные денежные суммы компаниям, находившимся под его… контролем. Он делал это без моего ведома. Кроме того, были оформлены кредиты и поручительства на ЗАО «Интеко». Я потребовала у моего брата объяснений, на что он сначала сказал, что очень занят, чтобы участвовать в разбирательствах. Я подождала еще один месяц, после чего сказала ему, что расцениваю его действия как кражу. В ответ он написал это заявление об увольнении».

Отец системы. Какое наследство оставил стране Юрий Лужков

Виктор Батурин говорит, что был уволен из-за разногласий по стратегии, например, он упоминал, что не одобрил строительство крупного торгово-офисного центра «Москва» в Астане. «Во время очередного такого разговора, на фразу Елены, что я ей мешаю, я написал заявление об уходе без даты и отдал ей… Спустя какое-то время она доставила на этом заявлении дату и уволила меня».

И зарплату в размере 3,46 млрд рублей

В интервью газете «Бизнес», в котором Батурин говорил, что у него всего 1% акций «Интеко», предприниматель увлеченно рассказывал про агробизнес и восьмитысячное поголовье скота «Интеко-Агро». При разделе бизнеса с сестрой, как утверждает пресс-служба «Интеко», Елена Батурина отдала брату свои доли в ООО «Интеко-Агро», ООО «Интеко-Сочи», ЗАО «Парк» и двух десятках других компаний. Те направления бизнеса, которыми занимался Батурин, — Сочи, сельское хозяйство, 60 000 га земли, сотни тысяч квадратных метров недвижимости, гостиничные комплексы, рестораны, жилые дома, парк современной техники — остались за ним. Общая сумма долгов и кредитов, которую тогда Елена Батурина простила брату и погасила за него и его компании, составила более 3 млрд рублей. В марте 2006 года Батурина заключила сделку, которая сегодня может привести к многомиллиардным убыткам: «Интеко» выкупило у Батурина 600 своих акций, составляющих 1%, за 552 336 530 рублей. Исходя из этой цены сегодня юристы А1 расценивают ущерб, который Виктор Батурин понес от незаконного отчуждения 24% акций «Интеко», — 13,3 млрд рублей.

В ноябре 2006 года Батурин подал иск о восстановлении на работе и выплате задолженности по зарплате в размере около 3,5 млрд рублей. Тверской суд в иске отказал, Батурин подал жалобу в Мосгорсуд. Брат и сестра сумели договориться и подписать мировое соглашение только 15 февраля. Конкретизировать достигнутые договоренности они решили в приложении к договору на 24 листах. Стороны договорились погасить все взаимные задолженности, отозвать все иски и прекратить все имущественные претензии друг к другу.

«До 2004 года Елена Николаевна приходила на работу не каждый день на 2-3 часа»

В сентябре 2008 года по настоянию сестры Виктор Батурин подписал вместе с «Приложением 1» еще один документ (копия есть в распоряжении Forbes): уведомление о том, что Елена Батурина исполнила надлежащим образом и в срок свои обязательства по мировому соглашению и «Приложению 1». Его подпись на уведомлении заверил нотариус Ярослав Дзядык, которому в связи с этим придется потом ездить в австрийский Инсбрук на судебные разбирательства брата и сестры.

Оказалось, что у Елены и Виктора Батуриных были разные версии «Приложения 1». В экземпляре Виктора Батурина якобы есть согласие Елены выплатить ему рыночную стоимость 25% акций «Интеко». В экземпляре Елены Батуриной ничего подобного нет. «Увидев версию «Приложения 1» Елены Батуриной, я предположил, что данный документ составлен путем расшивки оригинального документа, замены первых 23 страниц, прикрепления оригинальной подписной страницы под номером 24 и фальсификации моей подписи на сшивке соглашения», — уверяет Виктор Батурин. Ровно в том же — в расшивке и подделке содержания — представители Батуриной обвиняют его самого.

Москва позади: чем теперь занимается Елена Батурина

Мировое соглашение приглушило семейный конфликт. Виктор Батурин развивал «Интеко-Агро», шумно разводился с Яной Рудковской и даже, как писал «Коммерсант», планировал баллотироваться в мэры Сочи. «Интеко» строило планы масштабного строительства коммерческой недвижимости. Но 28 сентября 2010 года Дмитрий Медведев отправил Юрия Лужкова в отставку «в связи с утратой доверия».

Уже 4 октября Виктор Батурин направит заявление в Следственный комитет с требованием ««провести тщательную проверку … фактов преступной деятельности» Елены Батуриной и «принять в ее отношении процессуальное решение в соответствии с законом». Он сообщил, что ему «пришлось <…> подписать мировое соглашение», потому что «при спорах с ней (Еленой Батуриной) никому в Москве не суждено было добиться справедливого правосудия»» (цитата по «Коммерсанту»). Батурин утверждал, что сестра незаконно присвоила принадлежащие ему 24% акций и не выплатила зарплату в размере 3,46 млрд рублей.

В ответ пресс-служба «Интеко» распространила эмоциональное заявление. В нем говорилось, например, что Елена Батурина простила брату и погасила его долги на 3 млрд рублей, а «истинной причиной увольнения Виктора Батурина из «Интеко» стали его растраты, которые правильнее было бы назвать воровством».

Вексель-туалет-тюрьма

В полдень 28 ноября 2011 года в здание компании «Интеко» на Садовой-Самотечной улице вошел уволенный шесть лет назад из компании Виктор Батурин в сопровождении своего юриста. Он и предположить не мог, что на улицу свободно выйдет лишь через четыре года.

Предприниматель принес с собой вексель на 10,8 млн рублей и потребовал от «Интеко» его погашения. На выходе из переговорной комнаты его встретили полицейские и попросили вернуться обратно. Батурин рванулся к выходу, но двери уже были заблокированы.

«Брат без моего ведома перечислял крупные денежные суммы компаниям, находившимся под его контролем»

Тогда брат богатейшей женщины скрылся в туалете и уселся на мусорную корзину. «Я не буду с вами общаться, вы нарушаете мои гражданские права», — повторил он несколько раз в камеру оперативной съемки.

В итоге Виктор Батурин был задержан, потом арестован, а 26 июля 2013 года Гагаринский районный суд приговорил его к семи годам в исправительной колонии по обвинению в мошенничестве.

Елена была зла на брата. 2010-2011 годы были для нее очень непростым. Она уехала из страны и стала подыскивать покупателя на «Интеко». Следственный комитет слал ей повестки, вызывая на допрос в качестве свидетеля по делу Банка Москвы. Банк ВТБ сделал заявление, что «Интеко» допустило дефолт по выплатам по кредитам, сам тем временем пытался договориться о покупке компании.

Только в сентябре 2011 года вышли на финишную прямую переговоры с Микаилом Шишхановым. И в этот же месяц Виктор Батурин потребовал от «Интеко» погашения двух векселей на сумму 4 млрд рублей, компания это делать отказалась, признав из фальшивыми.

Бизнесмены эпохи Лужкова: как сложилась их судьба?

Во время судебного следствия Виктор Батурин объяснял, что обязательство оплатить векселя тоже содержится в «Приложении 1». Эти бумаги выпустил сам Батурин в 2002 году, когда был еще первым вице-президентом «Интеко». Представители «Интеко» заявили, что просмотрели управленческую и бухгалтерскую отчетность и таких векселей не обнаружили, Елена Батурина в своих показаниях настаивала, что только она как президент «Интеко» имела право санкционировать эмиссию векселей. Сотрудник «Интеко» говорил, что все векселя производятся типографским способом, пронумерованы, а бланки он хранит в сейфе.

Елена Батурина в показаниях заявила, что «Интеко» в принципе очень редко, не больше 10 раз за 20 лет эмитировала векселя. Правда, другие свидетели говорили о том, что существовал электронный реестр векселей и их было существенно больше. Точку в разбирательстве поставил российский суд, признав векселя фальшивыми.

Братский долг

В январе 2016 года по решению Верховного суда Калмыкии Батурин вышел на свободу досрочно, на два года раньше, чем полагалось. На свободе он занялся бизнесом и уже в апреле его партнер Станислав Иосильзон потребовал признать предпринимателя банкротом, и в августе суд удовлетворил это требование. Среди основных кредиторов брата богатейшей на тот момент женщины России были Россельхозбанк, ФНС и Sarrio Investments Ltd, общий объем требований к нему превышал 3 млрд рублей.

Батурин снова вспомнил семейный бизнес и написал в УВД по ЦАО города Москвы о хищении из его собственности 25% акций АО «Интеко», но заявление не приняли. Казалось, положению Елены Батуриной ничего не угрожает. Но ситуация изменилась в сентябре 2018 года. На горизонте замаячил серьезный противник.

«У нас с А1 разные интересы, — говорит Виктор Батурин. — Они выкупили право требования ко мне, а я сейчас занимаюсь тем, что пытаюсь защитить свою репутацию в австрийских судах». При этом ответы на вопросы Forbes А1 и Виктор Батурин передавали через одного и того же сотрудника коммуникационного агентства B&C.

«А1 специализируется на инвестициях в компании, находящиеся в сложной финансовой ситуации», — сказано на официальном сайте «Альфа-групп». У компании еще с начала 2000-х репутация бескомпромиссного игрока на рынке слияний и поглощений. «Сделку по приобретению прав требования к Виктору Батурину принес в А1 кредитор в сентябре 2018 года, — комментирует пресс-служба А1. — В течение нескольких месяцев мы внимательно изучали данную ситуацию… Мы приобрели права требования к нему в декабре 2018… По нашему мнению, Елена Батурина имеет долг перед своим братом Виктором Батуриным за 25% акций «Интеко».

«Сестра заявляет, что сделка была исполнена без документов, как будто ее предметом была коробка конфет»

Адвокаты Батуриной о появлении нового оппонента узнали случайно. На судебном процессе в Австрии, где идут разбирательства между братом и сестрой, стали появляться юристы, которых традиционно связывают с А1. В 2017 году Виктор Батурин подал против сестры иски о защите чести и достоинства в суд австрийского Китцбюэля. По его версии, то, что в обращении пресс-службы «Интеко» 2010 года было употреблено слово «воровство», нанесло ущерб его деловой репутации.

В том же году подан иск в суд города Инсбрук на €280 000 — Виктор Батурин требовал опровергнуть заявления сестры о том, что он фальсифицировал «Приложение 1». Весной 2017 года он предоставил свой экземпляр «Приложения 1» эксперту по графологическому анализу текстов Марианне Нюрнбергер. Суд в свою очередь запросил графическую экспертизу экземпляра Елены Батуриной.

Рассмотрение обоих дел продолжается до сих пор, но теперь юристам Батуриной приходится сражаться с не менее дорогостоящими юристами и более сложными и жесткими схемами.

Настоящий полковник: как бывший милиционер из Дагестана стал миллиардером

Вот пример. Оппоненты Елены Батуриной утверждают, что она, давая показания на одном из процессов, сказала: «В России уже заведено уголовное дело против конкурсного управляющего моего брата, господина Манжеева, который проходит по нему в качестве подозреваемого». Представитель Батуриной говорит, что Манжеев искажает события и вырывает информацию из контекста. В сентябре 2019 года Эренцен Манжеев подал иск в мировой суд Элистинского судебного участка №6 с просьбой привлечь Елену Батурину к уголовной ответственности за клевету. Калмыцкий суд принял дело к производству, несколько раз вызывал Елену Батурину в суд, и хотя она присылала своих адвокатов, в пятницу 27 декабря объявил ее в федеральный розыск. В тот же день, как сообщил РБК Эренцен Манжеев, он подал в Тверской районный суд Москвы иск о взыскании с Елены Батуриной 17 млрд рублей: 13,2 млрд — оценка стоимости 25% акций «Интеко»; 3,2 млрд — проценты.

Атаки «активизировались в самый трагический для Елены Батуриной момент, сразу после смерти супруга», — говорится в заявлении пресс-службы «Интеко». «Право правого должно превалировать над правом сильного, — заявляют представители А1. — Независимо от личного статуса и богатства человек должен иметь возможность защищать себя».

Богатейшие женщины России-2019. Рейтинг Forbes

1 из 10

Фото из архива пресс-службы

2 из 10

Семен Кац для Forbes

3 из 10

Екатерина Кузьмина / RBC / TASS

4 из 10

DR

5 из 10

DR

6 из 10

TPS Real Estate

7 из 10

Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

8 из 10

ИТАР-ТАСС / Маргарита Ткач

9 из 10

ИТАР-ТАСС / Пресс-служба ОАО «Группа Черкизово»

10 из 10

DR

1. Елена Батурина

президент компании Inteco Management

Состояние: $1,2 млрд

Возраст: 56 лет

Образование: Московский институт управления им. Серго Орджоникидзе

Семейное положение: замужем, двое детей

Капитал: средства от продажи компании «Интеко», недвижимость

Жена бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова и в прошлом один из крупнейших девелоперов столицы теперь развивает бизнес за рубежом. Она совладелец немецкой компании Hightex, производящей мембранные конструкции для спортивных объектов, и инвестор девелоперских фондов с проектами в Европе и США. В 2019-м стало известно, что Батурина занялась сыродельным бизнесом, ей принадлежит английская компания Artisan Farm Ltd, выпускающая бри и гауду под брендом Beau Farm.

 

Следующий слайд

2. Татьяна Бакальчук

генеральный директор интернет-магазина Wildberries

Состояние: $1 млрд

Возраст: 43 года

Образование: Московский государственный областной социально-гуманитарный институт

Семейное положение: замужем, четверо детей

Капитал: интернет-магазин Wildberries

Вторая женщина-миллиардер в России, основатель и собственник крупнейшего российского интернет-магазина Wildberries, в его ассортименте 2,6 млн товаров. По данным компании, ее оборот в 2018 году составил почти 119 млрд рублей. В августе 2019 года Wildberries открыла свой 5000-й пункт выдачи заказов в городе Снежногорске Мурманской области с населением около 12 000 человек. До конца года компания планирует открыть еще как минимум 2000 пунктов выдачи заказов.

 

 

Следующий слайд

3. Татьяна Ковальчук

частный инвестор

Состояние: $600 млн

Возраст: н/д

Образование: н/д

Семейное положение: замужем, сын

Капитал: «Согаз», банк «Россия»

Супруга петербургского миллиардера Юрия Ковальчука, друга президента Владимира Путина. Татьяна вместе с мужем — члены некоммерческого партнерства «Поддержка предпринимательских инициатив», которому принадлежит 2,4% капитала банка «Россия». Также семейная чета Ковальчуков владеет 49,9% компании «Большой дом 9», которая опосредованно контролирует 32,3% крупнейшего российского страховщика — группы «Согаз».

 

Следующий слайд

4. Елена Рыболовлева

частный инвестор

Состояние: $600 млн

Возраст: 52 года

Образование: Пермский медицинский институт

Семейное положение: разведена, двое детей

Капитал: выплаты экс-супруга по мировому соглашению

Елена Рыболовлева впервые вошла в рейтинг Forbes Woman в 2016 году благодаря окончанию судебной тяжбы с бывшим мужем миллиардером Дмитрием Рыболовлевым — и сразу оказалась на второй его строчке. Процесс начался в 2008 году, через два года суд Швейцарии заморозил основные активы бизнесмена для последующего раздела имущества. В итоге тяжба между Еленой и Дмитрием Рыболовлевыми по поводу имущества при разводе длилась семь лет и закончилась мировым соглашением.

Следующий слайд

5. Ольга Белявцева

частный инвестор

Состояние: $550 млн

Возраст: 49 лет

Образование: Институт международного права и экономики им. А. С. Грибоедова

Семейное положение: замужем, трое детей

Капитал: производитель детского питания «Прогресс» (35%), средства от продажи «Лебедянского»

Ольга Белявцева работала упаковщицей, а затем экономистом приватизированного предприятия, из которого вырос производитель соков «Лебедянский». В итоге она стала акционером компании, которую в 2008-м PepsiСo выкупила у основных акционеров за $1,36 млрд. После сделки у Белявцевой осталась доля в «Прогрессе», выпускающем продукты под брендами «ФрутоНяня» и «Липецкий бювет», также ей принадлежит компания «Агроном-Сад», занимающаяся выращиванием яблок (площадь садов около 2000 га).

Следующий слайд

Лилия Ротенберг

частный инвестор

Состояние: $500 млн

Возраст: 41 год

Образование: н/д

Семейное положение: замужем

Капитал: оператор торговых центров TPS Real Estate (33%)

Дочь миллиардера Аркадия Ротенберга. Компания TPS Real Estate владеет пятью торговыми комплексами в Москве, Краснодаре, Сочи и Новосибирске. Первоначально доля в компании принадлежала Аркадию Ротенбергу, но в 2014 году США и Евросоюз включили его в санкционные списки, и его долю выкупил сын Игорь Ротенберг, который после этого попал в рейтинг Forbes. История повторилась в 2018 году: в апреле Игоря Ротенберга включили в санкционный список Минфина США, и доля в TPS Real Estate перешла к его сестре Лилии.

Следующий слайд

Татьяна Кузнецова

заместитель председателя правления ПАО «Новатэк»

Состояние: $460 млн

Возраст: 59 лет

Образование: Дальневосточный государственный университет

Семейное положение: н/д

Капитал: «Новатэк» (0,19%), средства от продажи акций «Новатэка»

Татьяна Кузнецова окончила Дальневосточный государственный университет по специальности «правоведение». С 1986 года работала в производственном объединении «Пурнефтегазгеология» сначала юрисконсультом, затем заместителем генерального директора по юридическим вопросам. С 2002 года Кузнецова возглавляет юридический департамент «Новатэка». В 2005 году компания «Новатэк» провела IPO и раскрыла доли топ-менеджмента — Кузнецовой опосредованно принадлежало 2,75% акций.

 

Следующий слайд

Наталья Луценко

частный инвестор

Состояние: $425 млн

Возраст: н/д

Образование: н/д

Семейное положение: замужем, двое детей

Капитал: группа «Содружество» (100% вместе с мужем)

Супруги Александр и Наталья Луценко в 1994 году начали совместный бизнес с торговли кормами и кормовыми добавками. Сейчас группа «Содружество» (головная компания зарегистрирована в Люксембурге) занимается переработкой соевых бобов и рапса, закупкой зерновых и масличных культур. Производственные активы компании расположены в России, Белоруссии, Бразилии и Турции. По итогам 2018 финансового года выручка группы «Содружество» выросла на 15%, до $2,6 млрд, чистая прибыль — в два раза, до $83 млн.

Следующий слайд

Лидия Михайлова

частный инвестор

Состояние: $415 млн

Возраст: 61 год

Образование: н/д

Семейное положение: разведена, двое детей

Капитал: группа «Черкизово» (около 29%)

Бывшая супруга основателя группы «Черкизово» Игоря Бабаева. В конце 1980-х Бабаев был избран гендиректором Черкизовского мясоперерабатывающего завода, а затем стал его владельцем. В дальнейшем Бабаев приобретал другие активы — свинокомплексы, птицефабрики и т. п. Сейчас группа «Черкизово» — крупнейший производитель мясной продукции в России. В 2016 году Бабаев вышел из бизнеса, передав акции семье. Группой «Черкизово» управляют его сыновья, а его бывшая жена Лидия Михайлова живет в Европе и в делах компании не участвует.

Следующий слайд

Евгения Гурьева

член правления Благотворительного фонда Андрея Гурьева

Состояние: $390 млн

Возраст: 61 год

Образование: Московский авиационный институт

Семейное положение: замужем, двое детей

Капитал: «Фосагро» (4,82%)

Евгения Гурьева — жена Андрея Гурьева, крупнейшего акционера производителя удобрений «Фосагро» (их сын, тоже Андрей Гурьев, — председатель правления группы). С мужем она познакомилась еще в школе. После окончания МАИ по специальности «конструирование и производство радиоаппаратуры» долго работала радиоинженером в Центральном управлении международных воздушных сообщений «Аэрофлота» в Шереметьево, а также инженером научно-исследовательского отдела МАИ. С 2007 года ей напрямую принадлежит пакет акций «Фосагро».

Следующий слайд

Добавить комментарий